April 25th, 2007

Шелига

№482: Невесёлые мысли

ВТОРОЕ БУТАФОРНОЕ ПРАЗДНЕСТВО

Д-р Е.Л.Магеровский

Скоро произойдёт нечто, что смело можно назвать ВТОРОЙ ПРАЗДНИЧНОЙ БУТАФОРИЕЙ. Несведущим напомню, что первая была лет десять тому назад, в кафедральном соборе свв. Петра и Павла, сиречь Государственном Музее Петропавловской крепости «града Петра». Тогда была совершена первая фальсификация, когда «похоронили» чьи-то кости, под видом «императорских», несмотря на обильные данные учёных с мировой репутацией, что ДНК костей в екатеринбургском захоронении не сходится с ДНК свят. Великой Княгини Елизаветы Феодоровны, родной сестры Императрицы. К стати, это, видимо, совсем не мешает мощам сестры Императрицы кататься по «Эрэфии», а псевдо-костям «императрицы» лежать в Петропавловском соборе. В «Эрэфии», ведь, всё возможно. Даже Ельцын не упустил сказать нечто по случаю «проникновенное». Правда, говорят, он долго раздумывал, т.к. знал, что это всё поддельное, но наконец внял доводам Лихачёва, «что это поведёт к примирению», и пошёл. Но, конечно, никакого «примирения» не наступило.

Выбор места храма Христа Спасителя в Москве, места, где должна будет разыгрываться «вторая праздничная бутафория» 17-го мая 2007 г., также был, видимо, сделан каким-то заядлым шутником. Первый храм Христа Спасителя был взорван, кажется, Лазарем Кагановичем, для неосуществившегося «Дворца Советов» около начала 1930-х гг. Потом там был бассейн для плавания, т.к. оказалось, что подземные воды не позволяли ничего построить в том месте. Но затем, в 1990-х гг., по почину «мэра» Москвы Лужкова, при весьма тёмных обстоятельствах, решили «воссоздать» взорванный храм. В ход пошли «олигархические» и «мафиозные» деньги, нечто обильно перепало и самому «мэру» и, в конце концов, храм был выстроен.

Но закономерность намечающегося бутафорного «празднества» и в этом здании под довольно большим вопросом, по крайней мере, по словам влад. Агафангела Одесского: «Также хочу напомнить, что этот 'Акт' [о каноническом общении] не был окончательно утвержден ни Всезарубежным, ни Архиерейским Соборами. Попытка на последнем Архиерейском Соборе делегировать полномочия утверждения 'Акта' Архиерейскому Синоду встретила решительное сопротивление со стороны владыки Амвросия (который настаивал, что только Собор полномочен принимать поправки к 'Акту'), и, поэтому, никакого решения об окончательном утверждении 'Акта' легитимно не выносилось. Таким образом, 17 мая готовится подписание документа, законно не принятого и не утвержденного Русской Зарубежной Церковью.»

Чтобы долго «не растекаться мыслью по древу» скажу, что, видно, образовалась какая-то вычурная закономерность в действиях «власть имущих» сил современной «Эрэфии». Нас в «Западном мире» сильно поражает та лёгкость и безоглядность, с которой эти «власть имущие» силы попирают всё, что мы называем «барьерами цивилизованного общества». Такие вещи, как законы науки или общепринятые правила церковного обихода, заведомо нарушаются налево и направо, только ради стремления к какой-то призрачной ideé fixe. Сталинская суть „Московской Патриархии“, как и самого „Патриарха“ заметается под ковёр и объявляется „поместной“ и каноничной „церковью“, с которой она даже рядом не лежала, никак правильно непринятый „Акт о каноническом общении“ демонстративно „подписывается“ на бутафорном „согласии“. Тут правительство Путина, а там—Ельцына, идут на открытый подлог: никакие вопросы не разрешены, а „церковь“-то не настоящая, а подложная. Также, как и были подложные кости Романовых объявлены настоящими и с церемониями похоронены как действительные.

Видно, в «Эрэфии» надо ещё людям много над собой поработать, чтобы избавится от нарочитого выдавания чёрного за белое и наоборот. Замалчивание и „заметание под ковёр“ ровно ни к чему не приводит, а только укрепляет в других людях веру, что отношений с таким человеком им следует избегать. А это, ведь, никому не на руку.
Шелига

№483: Генерал барон П.Н. Врангель не будет перезахоронен в РФ

ВНУК И ДОЧЬ ГЕНЕРАЛА БАРОНА П.Н.ВРАНГЕЛЯ ЗАЯВИЛИ, ЧТО ОНИ
КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ ЕГО ЗАХОРОНЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


РЕДАКЦИЯ МИТ:
Последние близкие генерала Врангеля (после кончины в 2005 году Алексея Петровича, младшего сына из его четверых детей, а Петр Петрович и Елена Петровна умерли в 1990-х) -- 93-хлетняя младшая дочь Наталья Петровна Врангель-Базилевская и ее сын Петр Алексеевич Базилевский. Наталья Петровна, проживающая в поселке Вали-Коттедж Толстовского Фонда под Нью-Йорком, вдова А.Ю.Базилевского – внука П.А.Базилевского, ротмистра Лейб-Гвардии Гусарского Его Величества полка, потом камергера Двора (1906), шталмейстера Двора (1912), Предводителя дворянства Московской губернии (с сентября 1915). Сын Натальи Петровны П.А.Базилевский, адвокат, живущий под Нью-Йорком, от их имени сделал заявление в связи с предложением из РФ о перезахоронении останков генерала барона П.Н.Врангеля из Белграда в Москве.

Оно--в форме ответа российскому официальному лицу, и публикуется ниже.


Глубокоуважаемый Сергей Сергеевич!

Благодарю Вас за письмо от 29 января 2007 г. с предложением о перезахоронении праха генерала барона Петра Николаевича Врангеля в Донском монастыре Москвы. Наша семья глубоко тронута Вашим обращением и сознанием, что за ним стоит и желание тысяч других русских людей. Ваше предложение заставило нас вдуматься в смысл и целесообразность такого шага, взвесить все аргументы за и против, чтобы дать серьезный, аргументированный ответ и объяснение.

Известно, что главная черта характера генерала Врангеля – его принципиальность. Он боролся с большевизмом и порожденной им порочной системой не из чувства классовой ненависти, а из глубокого убеждения, что большевизм есть абсолютное зло, как для России, так и для человечества в целом.

За последние два десятка лет произошли огромные перемены в сознании россиян относительно сущности большевизма и советской власти. Однако не произошло главного: осуждения этого зла на государственном уровне. (Выделение здесь и далее МИТ) В результате, продолжается брожение в человеческих умах, следствием которого является такое положение дел, что при опросах населения в последние годы чуть ли не половина населения России считает, что Сталин – личность положительная.

Генерал Врангель скончался в Брюсселе в 1928 г., но более года спустя был, по собственной воле, изъявленной при жизни, похоронен в склепе русской церкви в Белграде. Там он покоится по сей день, а недалеко, на кладбище, лежат тысячи сослуживцев, чинов его армии, бесконечно ему преданных, которым и он отдавал последние свои силы. Это взаимное доверие главнокомандующего и его подчиненных не имеет пределов – оно не ограничено ни его смертью, ни давностью лет. Как в жизни, так и в смерти, он находится в строю, вместе со своими офицерами, солдатами, казаками. Взять сейчас его – одного – для перезахоронения в Москве, взять его из рядов преданных ему подчиненных (и преданных его памяти потомков их), можно только по очень уважительной причине. Будь он жив, вряд ли бы он сам согласился бросить свою армию для чести ехать в Москву один, зная, что там до сих пор почетное место рядом с Кремлем занимают Ленин и Сталин.

Последние слова генерала Врангеля на русской земле в 1920 г. были об исполнении долга до конца. Как память о генерале Врангеле живет в нас, его потомках, так живет и память о его соратниках, перед которыми долг и завет Главнокомандующего Русской армии не будут выполнены, доколе существует мавзолей на Красной площади и захоронения красных палачей в стенах Кремля. Вспоминается надгробное слово протиерея Василия Виноградова, сказанное у могилы еще в 1928 г., в Бельгии: «Лобызая его священные для нас останки, дадим на них обещание возгревать в себе никогда неугасающую любовь к обездоленной родине и священный огонь непримиримости к сатанинской, богоборческой власти, не идя ни на какие компромиссы и соглашения, от кого бы они не исходили. В мире надо жить, говорит преподобный Феодосий, с врагами своими, но не с Божиими».

Ценя Ваш, Сергей Сергеевич, искренний почин, с тяжелым сердцем сожалеем, что время для перезахоронения генерала Врангеля на родине еще не наступило. Генерал Врангель был и остается для многих символом непримиримой, принципиальной борьбы. При всем их историческом значении, ни к Деникину, ни к Каппелю такого отношения среди подчиненных и даже среди врагов, как к генералу Врангелю, никогда не было. До сих пор эмиграция чтит память его и те идеалы, ради которых он боролся. Его борьба не закончена, и преждевременное перезахоронение его лишь умалит значение подвига и жертв как самого Врангеля, так и всех Белых воинов, отдавших жизнь на благо России.

Πетр А. Базилевский